JINR.info

Нуклотрон вышел на проектные параметры
Нуклотрон вышел на проектные параметры
В ходе работ используются и создаются уникальные технологии, не имеющие аналогов в мире. Об этом говорилось на 34-й сессии Программно-консультативного комитета по физике частиц, которая проходила 25–26 января 2011 года

В ходе работ используются и создаются уникальные технологии, не имеющие аналогов в мире. Об этом говорилось на 34-й сессии Программно-консультативного комитета по физике частиц, которая проходит 25–26 января 2011 года под председательством профессора Эгле Томази-Густафсон (Италия).

С докладами о ходе работ по реализации проектов Нуклотрон-М и NICA, а также с новыми предложениями по этим проектам на сессии выступил заместитель директора Лаборатории физики высоких энергий ОИЯИ профессор Григорий Трубников, ответивший затем на вопросы дубненских журналистов.

Какие из итогов прошедшего года Вы отмечаете как главные?

— 2010 год в целом для проекта был очень успешным, поскольку мы выполнили все свои обещания, которые анонсировали в 2007 году. Вообще говоря, мало кто верил в то, что за три года можно выполнить столь огромный объем работ и отчитаться результатами «в железе», — а у нас получилось. Это, конечно, грандиозный успех и нашей команды, ускорительного отделения, и Лаборатории физики высоких энергий, и всего Объединенного института, а также наших партнеров, потому что все три года мы чувствовали поддержку коллег и из дружественных лабораторий, и из дружественных институтов, и наших коллаборантов из Европы и Америки. Без такой поддержки одним нам, конечно, такой проект было бы не выполнить.

В 2010 году нуклотрон вышел на проектные параметры. Самый главный результат: мы показали, что машина, которая создана полтора десятка лет назад, все ее системы и, в первую очередь, криомагнитная система работают, как часы. То есть магниты «помнят» ту тренировку, которую они прошли в 1992–93 годах. Отсюда следует очень важный вывод. Технологии, на которых основана NICA, на которых мы проектируем все ее элементы, базируются на технологиях магнитов нуклотрона. И то, что мы сейчас получили проектное поле магнитов нуклотрона, это еще одно весомое доказательство, что стратегия в отношении структуры и технологий для нового коллайдера, выбрана правильная.

Другие важные итоги 2010 года: как обещали в его начале, мы сделали очень много «железа», прототипов, подсистем для проекта NICA. В первую очередь, надо назвать прототипы сверхпроводящих магнитов для бустера будущего коллайдера. Впервые на базе нашей лаборатории за очень короткий срок, всего за 7 месяцев, был создан поворотный магнит для бустера. Пример для сравнения: у наших немецких коллег, которые делали похожий магнит для своего синхротрона по проекту FAIR, на это ушло больше 4-х лет.

Создан также и находится в стадии сборки прототип поворотного магнита для самого коллайдера. Очень яркий успех — подготовка к сборке нового источника тяжелых ионов. Это совершенно уникальные технологии, которыми никто в мире не обладает, и результаты, уже сейчас достигнутые командой, делающей этот источник, впечатляют коллег не только в нашем институте, но и в других лабораториях мира.

Что предстоит сделать по развитию этих проектов в 2011 году?

— Во-первых, мы должны постоянно показывать устойчивую и стабильную работу нуклотрона, потому что одно дело довести машину до проектных параметров, а другое — обеспечить ее работу в течение длительного времени. Мы создали хорошую современную установку, и дальше она должна работать на физиков. Мы планируем дать им три сеанса в этом году. Три года физики ждали, пока мы доведем ускоритель до проектных параметров. Сейчас наступило их время, они будут работать на эксперимент.

Конечно, нуклотрон нужно развивать и дальше, поскольку в рамках проекта NICA мы должны добавить новые устройства, новые элементы в кольцо, и мы это продолжаем делать. Мы не просто не можем сбавлять темпы, мы должны увеличивать эти темпы по созданию элементов бустера и коллайдера. Я надеюсь, что, если все будет хорошо и по финансированию, и по поставкам материалов и оборудования, к концу года мы изготовим прототипы всех четырех элементов будущего бустера. Если это удастся, то в 2012 году мы можем обсуждать уже серийное изготовление элементов бустера.

Еще один крайне важный этап — проектирование коллайдера: к 1 марта 2011 года мы должны наконец зафиксировать его структуру и заняться техническим проектированием, т.е. начать готовить рабочую документацию по коллайдеру.

Для обсуждения предложений будущих экспериментов на дубненском коллайдере, как известно, открыта «Белая книга проекта NICA». О ее развитии на сессии ПКК по физике частиц рассказал соруководитель проекта и директор центра NICA профессор Александр Сорин, заместитель директора Лаборатории теоретической физики ОИЯИ. В своем комментарии для прессы он отметил:

— Белая книга проекта очень быстро прогрессирует, мы получили много новых предложений от международного сообщества, работающего в области физики тяжелых ионов. По всей видимости, это явилось результатом тех мероприятий, которые были проведены за последние полгода после предыдущего программного комитета. Мы организовали круглый стол, провели крупную международную конференцию «Критическая точка и начало деконфайнмента», школу по свойствам плотной ядерной материи, где обсуждали вклады и предложения по проекту NICA, которые уже поступили к тому моменту, и инициировали новые интересные предложения во всех аспектах сложной, но очень интересной и многообещающей физики тяжелых ионов. Наиболее интересные предложения, которые, безусловно, лягут в программу будущих исследований как на выведенных пучках нуклотрона (это для нас сейчас наиболее актуальная задача), так и на пучках будущего коллайдера NICA, были представлены сегодня на обсуждение программного комитета.

Мы плодотворно сотрудничаем со всеми крупными центрами, которые работают в этой области энергий: это, конечно же, ЦЕРН, это Брукхейвенская национальная лаборатория в США, это центр по исследованиям с тяжелыми ионами GSI в Дармштадте (Германия), на основе которого реализуется новый крупный проект FAIR. В наших исследованиях заинтересованы как наши партнеры, так и международное физическое сообщество. Так, например, сейчас выяснилось, что тяжелоионные исследования могут пролить свет на астрофизические загадки, которые были сформулированы в связи с новыми мощными результатами в этой области, полученными совсем недавно.

Дискуссия по программе будущих экспериментов на нуклотроне и коллайдере NICA была очень оживленной, и началась она, по сути, сразу после докладов, не дожидаясь отведенного во второй день сессии ПКК специального времени. Предметный интерес коллег из ведущих научных центров мира — членов программно-консультативного комитета, пожалуй, наиболее ярко подтверждает успехи в развитии «домашней базы» для экспериментальных научных исследований в ОИЯИ.

Еще один насущный вопрос, который волновал членов ПКК: достаточно ли в ОИЯИ специалистов для реализации проекта Нуклотрон-М/ NICA?

— Сейчас достаточно. Но мы всегда рады новым специалистам, которые подключаются к этому проекту, — ответил директор ЛФВЭ профессор Владимир Кекелидзе.

— Конечно, очень важный элемент, на котором мы должны сконцентрироваться в этом году, проявить какие-то недюжинные способности, — привлечение к нашему проекту молодежи, — добавляет Григорий Трубников. — Мы должны наращивать, укреплять и омолаживать ряды участников проекта. Потому что задачи и сроки, которые заявлены, невозможно реализовать, если мы не укрепим и не омолодим команду. Это я бы считал, наверное, главной задачей на 2011 год: создать условия и привлечь как можно больше молодых ученых, студентов, аспирантов из разных вузов России и, может быть, из зарубежных лабораторий. Думаю, мы будем активно этим заниматься. В частности, на апрель-май запланирована большая школа по физике на коллайдере NICA и по ускорительной технике для молодых ученых, в основном, из МИФИ и МФТИ (но, конечно, пригласим участников и из других вузов). Мы надеемся, что, таким образом пропагандируя и рекламируя проект и новые, совершенно уникальные технологии, мы сможем привлечь сюда больше молодых людей.