JINR.info

Флёров Георгий Николаевич
Флёров Георгий Николаевич
Академик, известный широкой публике своим письмом Сталину и работами по синтезу трансурановых элементов. 105 элемент, полученный в его лаборатории, был назван в честь Дубны, где он был открыт, дубнием.

ФЛЕРОВ Георгий Николаевич (2.03.1913 - 19.11.1990)* - гp. СССР, физик, доктор физ.-мат. наук, профессор, академик АН СССР, окончил Ленинградский политехнический институт (1938), докторскую диссертацию защитил в ЛИПАН (1951). 

Академик, известный широкой публике своим письмом Сталину и работами по синтезу трансурановых элементов. 105 элемент, полученный в его лаборатории, был назван в честь Дубны, где он был открыт, дубнием. Георгий Николаевич ? фигура легендарная. В основном благодаря легенде о его письме Сталину. Как и во всякой легенде, историческая правда здесь причудливо переплетается с вымыслом. 

Отойдя от Атомного проекта, Флёров обратился к физике тяжёлых ионов. В центре его интересов оказался синтез трансурановых элементов. Существует ли верхний предел таблицы Менделеева, или она в принципе бесконечна? Вопрос сугубо академический, но Георгий Николаевич никогда не был учёным академического склада. Он умел придать научной проблеме политический характер. Поликанов пишет в своей книге "Разрыв", что Флёров пообещал Хрущёву синтезировать к очередному съезду партии новый химический элемент. Никита Сергеевич не хуже Флёрова разбирался в политике. Он сказал: не торопитетесь, Георгий Николаевич, синтезируйте спокойно ? если вы не уложитесь, мы соберём внеочередной съезд.

Флёров был человеком страстей. Страсти бушевали в нём. Они играли им, как природные стихии играют утлым судёнышком. Вокруг Георгия Николаевича всегда были интриги. Он находился в перманентной схватке с окружающими и с самим собой. Страсти, которые им владели, были настолько сильны, что он с трудом оставался в рамках общепринятой морали, а иногда и выходил за её пределы. Он мог бы отлично сыграть в каком-нибудь гангстерском фильме. Первым это разглядел Векслер. Однажды он так и сказал ему: ?Георгий Николаевич, да вы же настоящий бандит!? И Флёров, который был физически сильным человеком, принял это как комплимент.

Предсказанный Гленом Сиборгом "остров стабильности" в ряду трансурановых элементов не давал Георгию Николаевичу покоя. А он, в свою очередь, не давал покоя всей лаборатории. Он мог прийти в любое время к каждому, от ведущего научного сотрудника до простого механика, и потребовать отчёт о проделанной работе. Поэтому когда он уезжал в командировку, лаборатория отдыхала. Потом он возвращался из командировки, и лабораторию начинало лихорадить. В начале восьмидесятых годов на Старика, как его иногда называли, напала мания. Он повторял,что мы отстаём, и надо работать. Он мог вдруг сказать посреди семинара, обращаясь к кому-нибудь: а вы что здесь делаете? работать, работать! И люди перестали ходить на семинары. Вскоре Георгий Николаевич с удивлением заметил, что семинары обезлюдели. Сказал, что это безобразие, и на семинары стали загонять...

Ему не везло с заместителями. А уж как им-то с ним не везло! Один из них был уволен едва ли не с элементами рукоприкладства. Это была красивая драка. Прямо у Флёрова в кабинете. Флёров запустил в заместителя пресс-папье. Тот не остался в долгу и швырнул в патрона стулом. Оба гениально промахнулись. Так рассказывал сам бывший заместитель. Иначе бы откуда мы, дубненское человечество, это знали. 

В 1968 году Флёров написал письмо министру Средмаша Славскому, в котором поддержал строительство завода "Тензор" в правобережной части города. Первый директор "Тензора" П. А. Журавлёв назвал Георгия Николаевича в своих мемуарах "Мой атомный век" одним из крёстных отцов завода.

Cкульптурный портрет академика Флёрова установлен в начале улицы, названной его именем.